Никитич (nikitich) wrote,
Никитич
nikitich

Category:

Граф Орлов о греках: «льстивы, обманчивы, непостоянны, дерзки, трусливы, лакомы к деньгам и добыче»

Убийство Иоанна Каподистрии
Убийство Иоанна Каподистрии
Картина Хараламбоса Пахиса


Интересная статья из истории греко-российской дружбы

«Льстивы и непостоянны»: из истории греко-российской дружбы

Петр Бологов
Выпускающий редактор Slon Magazine

Седьмого июля исполняется 245 лет Чесменской битве – первому из череды сражений, в которых Россия так или иначе отстаивала интересы Греции, к 1770 году, правда, существовавшей только в хрестоматиях по истории и в головах наиболее ярых патриотов Эллады – Георгиоса Папазолиса, Иоанниса Влахоса и прочих. Чесма стала наиболее яркой страницей Архипелагской экспедиции российского флота, одной из целей которого в Санкт-Петербурге было объявлено именно освобождение греков из-под власти «неверных магометан». И хотя к обретению Грецией независимости экспедиция и спровоцированное ею Пелопоннесское восстание не привели, вместе с тем прямая военная поддержка греческих повстанцев на долгие годы предопределила политику России в отношении местных единоверцев.

При Екатерине II в России большую популярность приобрел «греческий проект», предполагавший полную ликвидацию Османской империи и возрождение на ее территориях Византии со столицей в Константинополе, во главе которой предполагалось поставить внука российской императрицы Константина. Пусть этому проекту и не суждено было осуществиться в силу сопротивления Англии и Франции, греко-русские связи продолжали набирать обороты – в России появились многочисленные греческие общины, особенно после приобретения Крыма и образования Новороссии, при императорском дворе плясали греческие танцы и носили греческие национальные костюмы, множество греков получили высокие чины в российской армии и гражданской администрации империи.

Одним из них был, в частности, Иоанн Каподистрия, в 1816–1822 годах возглавлявший (совместно с Карлом Нессельроде) Министерство иностранных дел России. К тому времени на территории современной Греции (Ионические острова) уже прекратила свое существование ее первая предтеча – Республика Семи Островов, по сути, первая после падения Константинополя форма греческой государственности. Каподистрия все время существования республики занимал в ней руководящие посты.

После Тильзитского мира 1807 года, несмотря на жертвы, положенные Россией за существование этого забытого ныне всеми квазигосударства (осада Корфу адмиралом Ушаковым), Республика Семи Островов досталась наполеоновской Франции, после же сокрушения Бонапарта их территория перешла к наиболее удачливому из победителей – Англии, которая сохраняла над ней протекторат до 1864 года. И тем не менее первые ростки греческой революции, вернувшей эллинам свободу, появились именно на территории России – в 1814 году в Одессе была создана секретная организация «Филики этерия», во главе которой встал друг Каподистрии, российский генерал Александр Ипсиланти. Поднятое им в 1821 году в Валахии восстание было разгромлено турками (сам Ипсиланти был захвачен в плен австрийцами), но впоследствии распространилось уже на Морею (Пелопоннес), и общие антиосманские лозунги сменились на призывы к греческому национальному возрождению.

Поначалу они были поддержаны только Россией, причем император Александр I пошел на это, порвав дипломатические связи с Портой, лишь под давлением общественного мнения и в силу объективных причин – турки закрыли черноморские проливы, что пагубно сказалось на российской экономике (в дальнейшем конфликт вокруг проливов стал одной из причин русско-турецкой войны 1828–1829 годов, которую иногда рассматривают как одно целое с греческой войной за независимость). Страны Западной Европы поначалу видели в греческом восстании лишь попытку Санкт-Петербурга усилить свое влияние на Балканах и ослабить Османскую державу. Однако впоследствии, после ряда неудач повстанцев и последующего усиления турок, а также в силу того, что популярность идеи независимости Греции обрела популярность по всей Европе, поддержку грекам стали оказывать и Англия, и Франция, и даже Пруссия.

В итоге в 1830 году на карте Европы появилось новое государство – Греция, правда, по настоянию Лондона сильно урезанное в границах даже относительно тех территорий, которые контролировались повстанцами, не говоря уже о былых византийских пределах. Уайтхолл настоял и на том, что новое государство должно стать конституционной монархией, причем его престол не могли занимать представители российской, английской или французской царствующих семей.

Любопытно при этом, что по итогам войны за независимость именно Англия больше всего выиграла в глазах греческого общества, так как, пока Александр I продолжал смотреть на греков лишь как на союзных, но все же мятежников, Лондон первым признал повстанцев воюющей стороной, выделив им в 1824 году заем, и высказал идею о предоставления Греции суверенитета.

После обретения независимости в Греции развернулась борьба между Русской партией во главе с первым греческим президентом и премьер-министром Иоанном Каподистрией и сторонниками сближения с Англией и Францией. Закончилась это междоусобица убийством Каподистрии заговорщиками, введением в страну баварских войск и воцарением в стране принца Оттона Баварского из династии Виттельсбахов. Однако уже в 1843 году после антибаварского восстания и принятия первой греческой Конституции премьер-министром страны стал лидер Русской партии Андреас Метаксас.

Но российский император Николай I, на тот момент, как известно, главный жандарм Европы, отказался поддержать пришедшее к власти в результате революции правительство, признать греческую Конституцию (Англия и Франция не преминули это сделать) и отозвал российского посла из Афин. Это обстоятельство, так же как и поражение России в Крымской войне, поколебавшее ее позиции на Балканах, привело к тому, что начиная с середины XIX века Греция, по сути единственная страна Восточной Европы, так и не успевшая до настоящего времени побывать в сфере влияния России, окончательно переориентируется на западные державы – в первую очередь на Великобританию, которая, щедро снабжая Афины кредитами и оружием, стала главной покровительницей возрожденной Эллады почти на сотню лет.

Россия же, где возобладала концепция славянского единства, отдала свои симпатии на Балканах Болгарии. Что, впрочем, не помешало последней выступить на стороне Германии в обеих мировых войнах (о греках же, например, Адольф Гитлер перед войной с СССР отзывался следующим образом: «Перед лицом истории я вынужден признать, что из всех наших противников греческие солдаты сражались с наибольшей храбростью, несмотря на то что сознавали бессмысленность сопротивления»).

Опекая сербов и болгар, Россия выступила против присоединения к Греции Крита, после того как там вспыхнуло антитурецкое восстание (1866–1869), хотя позицию Афин поддержали даже в Вене, вечно глядевшей на Балканы как на собственную вотчину, и в Париже, традиционно дружившим с османами. Даже когда в 1878 году русские войска практически дошли до Стамбула, о проекте возрождения Византии почти никто и не вспомнил – по так и не воплотившемуся в жизнь Сан-Стефанскому мирному договору между Стамбулом и Санкт-Петербургом большая часть османских владений в Европе отходила к Великой Болгарии.

Гегемония Великобритании в Греции продолжалась вплоть до Второй мировой войны, по окончании которой теперь уже СССР, а не Российская империя, получил шанс зачислить Грецию в свои верные миньоны. В 1946–1949 годах в Греции шла гражданская война между Демократической армией Греции (правопреемницей прокоммунистической партизанской армии ЭЛАС, воевавшей с немецкими и итальянскими оккупантами) и правительственными войсками, ориентированными на Лондон. Эта междоусобица стала, по большому счету, первым этапом холодной войны, который СССР проиграл – на самом деле договоренность о том, что Греция отходит в британскую сферу влияния была достигнута между Сталиным и Черчиллем еще в 1944 году, только греческие коммунисты, разумеется, не знали об этом и ждали от Москвы реальной, а не только моральной поддержки. Уже в 1952 году Греция вступает в НАТО и попадает в сферу влияния США, а в 1981 году становится членом Евросоюза.
Правительственные войска во время гражданской войны в Греции, 1948 год
Правительственные войска во время гражданской войны в Греции, 1948 год


И вот, похоже, сегодня Россия готовится завершить «греческий проект» Екатерины Великой. Но, решившись на патронаж над обнищавшей и запутавшейся страной, сама не страдающая от финансового благополучия, преемница великих империй вряд ли может предложить Афинам те блага, которые ей мог пообещать Григорий Потемкин или Александр Горчаков. Российская армия не стоит на подступах к Босфору, а российский флот не наводит страх на все Средиземное море, с трудом контролируя и Черное. Да и сами греки, гарантируй им Запад безбедное существование, вряд ли станут смотреть в сторону Москвы из каких-то православных соображений. «Здешние народы льстивы, обманчивы, непостоянны, дерзки, трусливы, лакомы к деньгам и добыче», – писал Екатерине об обитателях Пелопоннеса граф Алексей Орлов. Ну и у греков, надо полагать, за последние двести лет накопилось немало обид на Третий Рим, надолго забывший о существовании потенциального «второго».



Tags: Греция, история
Subscribe
promo nikitich march 7, 2015 23:32 44
Buy for 50 tokens
На сайте «Кавказский узел» содержится масса интересной информации об убийстве Немцова и фигурантах этого дела. Опровергается информация об обстоятельствах задержания подозреваемых Заура Дадаева и Анзора Кубашева. По информации от известного автора и исполнителя дурацких песен…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments